– Андрей Витальевич, с какого объекта началась ваша северная экспансия?

– Я первые оказался на Ямале в 1999 году. Тогда мы готовили свой первый северный объект, но не по строительству, а по спортивным технологиям, в Новом Уренгое. Тогда самый большой город на Ямале был очень опасным по ночам: криминал, ларьки, наркотики. Сейчас там чисто, опрятно, современные здания, супермаркеты. Приятно, что эти перемены происходят и благодаря нашему участию тоже.

Полноценное комплексное строительство на Севере началось для нас с небольшого комплекса для поселка Пурпе с населением в 12 тысяч человек. Перед нами стояла задача построить спортивный комплекс, небольшой, но вмещающий в себя все необходимое для оздоровления населения и проведения соревнований местного масштаба: 25-метровый бассейн на четыре дорожки; универсальный игровой зал, в котором можно играть в мини-футбол, волейбол, баскетбол, большой теннис, ручной мяч; тренажерный зал и зал для аэробики.

За 30 лет существования поселка в нем не появилось ни одного спортивного объекта, если не считать школьного спортзала. Закладка первого камня комплекса входила в программу празднования 30-летия поселка. Строители, которые были первопроходцами и еще комсомольцами приезжали осваивать Север, рассказывали нам, как в палатках по утрам не могли оторвать от подушек примерзшие волосы. Они не могли по-верить, что мы построим здесь бассейн и им не придется возить детей и внуков на Большую землю, чтобы научить их плавать.

А мы построили. Все работает бесперебойно и пользуется спросом почти круглые сутки с коротким перерывом на ночь.

Со времени нашего первого знакомства с Пуровским районом здесь уникально изменились и райцентр Тарко-Сале, и поселок Пурпе. У людей даже лица просветленные. Когда сдается очередной спорткомплекс, ощущения непередаваемые: проходит официальное открытие, приезжают большие люди и разрезается ленточка. И сразу после этого движение начинается и детские голоса звенят вокруг.

– Сразу ли было понятно, насколько отличаются условия северного строительства от работы в привычных климатических зонах?

– Конечно, первый год был самым сложным. Приехали мы сюда в августе 2008-го. Базы нет, обещания даны, контракты подписаны. Рассчитывали успеть до декабря сделать определенное количество работ. Но Ямал встретил нас снегом в сентябре, и сразу стало понятно, что просто не будет. И не только погодные условия создавали определенные трудности. Прошло время, прежде чем этот край принял нас, пришло признание и доверие. Мы впервые столкнулись с проблемами, которых прежде у нас не было. Мелочи, неважные в Москве, здесь перестали быть мелочами.

Сдача объекта на Севере означает, что любой самый маленький винтик, который должен быть завинчен, чтобы объект был сдан под ключ, должен быть в наличии вовремя. Его не купишь в последний момент, как в Москве, его придется заказывать и ждать с Большой земли от одной до трех недель. И мы научились это учитывать.

– Какие факторы определяют качество северного строительства?

– Три кита, на которых базируется строительство, – фундамент, конструкция, крыша. В условиях Севера к их проектированию и строительству требуется особый подход. Главное правило –неукоснительное следование проекту и постоянная связь с проектировщиками.

Только в этом случае можно избежать многочисленных рисков, которыми чревато северное строительство. И еще один немаловажный фактор – постоянный мониторинг рынка новых технологий и материалов. Как только появляются апробированные новинки, сертифицированные по российским стандартам, мы стараемся запускать их в работу.

– Что необходимо для правильной закладки фундамента сооружения на вечной мерзлоте?

– В условиях Крайнего Севера, на вечной мерзлоте, есть два варианта закладки фундамента: с сохранением природного мерзлого состояния грунтов и с допуском их оттаивания. Второй вариант тоже подразумевает выбор: либо оттаивание грунта производится до начала строительства, либо это происходит постепенно, в процессе эксплуатации здания. В последнем случае важны точные расчеты проседания фундамента, чтобы не допустить большой и неравномерной осадки. Если же грунты сильно сжимаемы, следует оттаивать их в нулевом цикле строительства.

Так работали на Севере до недавнего времени. Сейчас ситуация несколько изменилась из-за погодных аномалий и резких колебаний температур. Пошла череда обрушений, аварийных ситуаций. Поэтому специалисты компании «Магнум» пришли к выводу о том, что строить следует не только с сохранением вечномерзлых грунтов, но и по возможности со стабилизацией их состояния.

Я имею в виду новые технологии термостабилизации. «Магнум» плотно работает с одним из лидеров строительной науки России – НИИОСП им. Н. М. Герсеванова – АО «НИЦ "Строительство"». Это крупнейший в стране институт с мировым именем, который решает весь комплекс геотехнических проблем, включая изыскания, научные исследования, проектирование и строительство.

Мы широко используем их разработки в области термостабилизации грунтов, строительства фундаментов и подземных сооружений в условиях Крайнего Севера. Авторитет института в этой области более чем высок: специалисты института занимаются проблемами строительства на вечной мерзлоте с 30-х годов прошлого века. По нашему заказу ученые разрабатывают рекомендации по величинам прочностных и деформационных характеристик, степени морозного вспучивания грунтов. На основе этих рекомендаций мы разрабатываем технические решения, выполняем расчеты, проектирование и технологический регламент по устройству фундаментов зданий и сооружений.

Мы постоянно изучаем рынок новых технологий, материалов и конструкций, чтобы использовать все новейшие достижения. В качестве примера можно привести так называемые винтовые сваи, которые просто незаменимы в условиях северного строительства. Сваи можно завинчивать как механически, так и вручную, срок монтажа – сутки, причем не нужно бурить лидерную скважину. Что особенно актуально для Севера, винтовые сваи можно монтировать на сложных грунтах – вечномерзлых, обводненных, заболоченных и т. п. Эти сваи не подвержены воздействию морозного пучения. И наконец, стоимость фундамента с использованием винтовых конструкций на 30–50% меньше. Сами можете представить, насколько это важно на Крайнем Севере, где стоимость фундамента порой составляет до 70% от стоимости всего объекта.

Еще раз подчеркну: все новинки рынка «Магнум» использует только после их сертификации по отечественным стандартам и апробации. Мы следуем нашему главному принципу – строить умно и правильно.

– Какими должны быть конструкции и кровля для северных объектов?

– Конструкции и кровлю можно рассматривать одновременно – элементы одни и те же. Если говорить о кровле, то здесь мы стремимся найти золотую середину: стараясь сохранить современные архитектурные формы, минимизируем перепады кровли, проектируем по возможности без внутренних водостоков.

Наше глубокое убеждение, подтвержденное жизнью: конструкциям спортивных объектов – ФОКов, ледовых арен и других сооружений – следует быть металлокаркасными.

Общая технология здесь известна давно: на столбчатом или сваенабивном железобетонном фундаменте монтируется металлический каркас, а боковые ограждения и кровлю выполняют либо из сэндвич-панелей, либо из профилированных металлических листов, между которыми устанавливают утеплитель и внутренний слой, а снаружи – слой гидроизоляции. Лично я сторонник второго варианта, поскольку он подразумевает отсутствие панельных швов. В условиях Крайнего Севера панельные швы следует особо тщательно теплоизолировать, применять нащельники, которые защищают стыки от воздействия дождя и снега.

Впрочем, и в использовании сэндвич-панелей есть свои преимущества: в разы увеличивается скорость возведения объекта, сокращается срок окупаемости строительства. В «северных» панелях используется слой утеплителя толщиной до 250 мм, который жестко приклеен к несущему профлисту. Это позволяет избежать главных проблем эксплуатации – проседания утеплителя и наличия «мостиков холода». Однако и здесь мы строго следуем принципу «правильного строительства»: используем только сэндвич-панель заводской степени готовности, с гарантированным качеством. Если панели заводской сборки квалифицированно смонтированы, стеновые конструкции можно не ремонтировать до 15–20 лет.

На выбор варианта влияет множество факторов. Во-первых, существует климатическое районирование, закрепленное в соответствующих СНиПах и напрямую диктующее проектировщикам качество решений. Например, расчетная температура (по средней температуре отопительного периода) для проектирования тепловой изоляции зданий в Москве составляет -3,1°С, в Игарке – -13,9°С, а в Туре – -16,9°С. Кроме того, важна такая характеристика, как градусо-сутки отопительного периода, которая определяется в зависимости от температуры и продолжительности отопительного периода. Для Москвы этот показатель составляет 4943 градусо-суток, а, допустим, в Эвенкии – 11532, то есть в два раза больше, чем в центральной части страны.

Разумеется, на выбор проектных решений влияют и другие факторы: позиция заказчика и будущего эксплуатанта, сметная стоимость и др. Проектировщики компании «Магнум» не начинают работать до того момента, пока не будут согласованы позиции всех сторон и не будет отлажено четкое взаимодействие.

Это принципиальный для нас момент – вот почему все наши проекты шли ровно и без сбоев, доведены до сдачи и до сих пор нормально эксплуатируются.

– Какие острые моменты обнаружил опыт эксплуатации северных объектов?

– На Севере со службами эксплуатации до сих пор тяжело. Квалифицированные инженеры работают в основном в топливно-энергетических компаниях, что понятно. У газовиков и нефтяников зарплаты намного выше, чем на муниципальном уровне. Поэтому найти хорошего специалиста непросто. Нам приходится это учитывать еще на этапе проектирования объекта. Перед его началом мы обязательно встречаемся с представителями местной администрации, с ДМЗ, УКС, с эксплуатационными службами. К примеру, обсуждаем вентиляционную систему будущего нашего объекта: стараемся выяснить, какие системы уже эксплуатируются, какому производителю здесь отдают предпочтение. Это помогает учесть в проекте все обходимое, чтобы потом у муниципальных служб была одна взаимозаменяемая база. Технологии не стоят на месте. Важно об этом помнить и сделать так, чтобы оборудование не устаревало морально достаточно долго, но при этом было простым в эксплуатации в условиях сегодняшнего дня.

За полгода до ввода объекта в эксплуатацию мы обращаемся к местной администрации с целью создать будущую службу эксплуатации, найти директора, главного инженера, других необходимых специалистов вплоть до лаборантов, которые будут контролировать качество воды в бассейне. Мы обучаем сотрудников работать именно на этом объекте. Люди начинают вместе с нами буквально жить на объекте. От директора очень многое зависит. Если продолжать тему того же спорткомплекса в Пурпе, то его директор в буквальном смысле слова живет своим делом. Он нашел в Интернете людей, готовых переехать на Север, полстраны объездил и привез тренеров для своего комплекса. Именно поэтому спортивный объект сегодня настолько востребован населением и полностью загружен.

– Каковы наиболее перспективные направления и прорывные технологии, за которыми будущее северного строительства?

– Если говорить о фундаментах, то здесь мне представляется весьма удачным решением использование термостабилизаторов грунта, как вертикальных, так и наклонных. Эти устройства позволяют сократить сроки строительства, уменьшить действие сил морозного пучения, обеспечить устойчивость стенок котлованов. Кроме того, что это весьма актуально сегодня для России, применение термостабилизаторов может почти в три раза сократить стоимость строительства.

В отношении стеновых и крышных конструкций лично я вижу будущее в широком использовании легких стальных тонкостенных конструкций, так называемых ЛСТК. Достаточно сказать, что технология ЛСТК пришла из Канады, где климатические условия соответствуют нашему Крайнему Северу. Каркас из тонкостенного профиля составляет весь несущий остов здания, а при выборе внутренней обшивки у проектировщиков есть масса вариантов – от самонесущего кирпича и сайдинга до профильных листов. Вся конструкция очень дешевая, легкая, прочная, это позволяет использовать фундаменты мелкой закладки.

Ну, а в отношении энергоэффективности, полагаю, следует равняться на мировой опыт возведения так называемых «пассивных» домов, которые отличаются минимальным уровнем энергопотребления. Здесь применяется целая совокупность технологий и методов проектирования: стены с воздушной прослойкой; тройные стеклопакеты, заполненные аргоном (у нас есть опыт их использования); применение каменной ваты, многослойных навесных панелей; максимальная площадь остекления для использования солнечной энергии и прочее. На Западе есть опыт возведения «пассивных» домов, в которых энергопотребление составляет всего лишь 10% на единицу объема. Конечно, в России об этом пока можно только мечтать. Тем не менее наши строители, в том числе и специалисты компании «Магнум», все шире используют новейшие энергосберегающие технологии и материалы. Опыт строительства и эксплуатации наших объектов на Крайнем Севере подтверждает, что мы находимся на верном пути.

 

 

 

Беседовал Анатолий Агеев

© 2016 SportEngineering

 

 

СохранитьСохранить