Теперь для поклонников «Грозы» казанский стадион «Мирас» носит имя этого болельщика, «Кeн Марго Стадиум». Клуб называет и сумму сделки — 85 тысяч рублей, около тысячи фунтов.

В самих сделках по продаже названий стадионов нет ничего удивительного (близкий пример — как «Казань Арена» стала «Ак Барс Ареной»), но совершаются они, как правило, в гораздо больших масштабах. Опять же, в клубе подчеркивают — «Гроза» лишь арендует стадион «Мирас» для игр и тренировок, так что его официальное название, естественно, не изменилось — и в клубе это всячески подчеркивают. Но во всех соцсетях «Гроза» теперь отзывается о нем как о «Кeн Марго Стадиум», кроме того, на играх клуб вывешивает соответствующий баннер.
Стадион и учебно-спортивный комплекс «Мирас» входят в структуру КНИТУ (КХТИ). Руководство стадиона узнало о «переименовании» от корреспондента «Реального времени» и пока не стало озвучивать какую-либо реакцию на эту историю. Один из руководителей клуба — Артур Гимаев также сообщил изданию, что вопрос «переименования» с руководством стадиона не обсуждался.

Как развивалась бизнес-история «Грозы»

Как и у многих историй в 2020 году, у истоков «продажи» названия стадиона оказалась пандемия коронавируса. Последние тренировки перед самоизоляцией клуб проводил в прямом эфире на YouTube, причем с англоязычными комментариями в чате, — тренировки заметил и запостил у себя крупный англоязычный твиттер-аккаунт российских низших лиг. После этого набрали несколько тысяч просмотров, а некоторые из зарубежных комментаторов поинтересовались: нельзя ли приобрести форму клуба?

В итоге через «Твиттер», «Ютьюб», комментарии клуб попросил о добровольных пожертвованиях — и получил их, начал продавать англоязычной аудитории форму, чехлы для телефонов и даже пивные кружки с лого, а также нашел зарубежного спонсора — английскую турфирму Lupine Travel (ее руководитель ранее побывал в Казани). Сумму этого контракта в клубе не раскрывают.

В итоге один из болельщиков из Британии по имени Мэтью в переписке с руководством клуба предложил поддержать «Грозу» финансово на те самые 1000 фунтов — при условии переименования стадиона. Мэтью в итоге перестал выходить на связь, но идея осталась — и клуб вывесил в англоязычном «Твиттере» объявление о «продаже» названия стадиона. На него откликнулись, в том числе тот самый австралиец Кен Марго.

«Отличная тема для захода на рынок в Татарстане. Лично мне ничего продвигать не надо, но я готов поддержать парней. Если через неделю никто не подпишется, это сделаю я», — передает Гимаев слова Марго.

В итоге сделка состоялась, и с конца июля «Мирас» стали называть «Кен Марго Стадиум».

По оценке Гимаева, от активности зарубежных партнеров, в том числе и «продажи» имени стадиона, доход составляет примерно 250 тысяч рублей — это четверть бюджета футбольного клуба, который раньше формировался в основном из взносов игроков.

 


Источник: Реальное время | Александр Артемьев