Газон нового стадиона в Санкт-Петербурге — главная тема весны и основная головная боль организаторов Кубка Конфедераций, намеченного на июнь. В апреле и мае поле стадиона с огромным трудом выдержало два матча чемпионата России. По правилам ФИФА до турниров уровня Кубка Конфедераций или Чемпионата мира стадион должен принять три тестовых игры, но из-за ужасного состояния поля третий матч не состоялся. Вместо этого пришлось в срочном порядке убирать под корень старый газон и стелить новое покрытие. Сейчас на арене уложили готовый газон в рулонах, который затем с помощью специальной техники «пришьют» синтетическими нитями к грунту.

Комментируя катастрофическое состояние поля, агрономы «Зенита» и представители генподрядчика стадиона кивают в сторону фирмы «Бамард», которая готовила основание под газон и выращивала его прошлым летом. При этом компания, начинавшая в конце 1990-х с искусственных покрытий, сейчас имеет в своем портфолио несколько крупных проектов по укладке натурального газона «под ключ» — от основания до травы. Поля на московском стадионе «Локомотив», подмосковном «Арена-Химки» и «Петровском» в Санкт-Петербурге делал «Бамард», и к их качеству никогда не было никаких претензий. Сейчас компания работает над газоном еще одной арены чемпионата мира 2018 — в Екатеринбурге.

Главный инженер «Бамарда» Алексей Кулиш объясняет, почему идеальное на момент сдачи поле (осенью 2016-го) стадиона "Санкт-Петербург" превратилось к весне в огород:  

«Еще в 2004-м мы разрабатывали проект основания под газон на бетонной чаше совместно с голландцами, которые делали выдвижное поле на тефлоновых рельсах на бетонном основании в Арнеме (Нидерланды) и Гельзенкирхене (Германия). Бетон использовали, потому что он не подлежит такой деформации, как металл. Этот проект был согласован, даже какие-то конференции проводились в Польше. На тот момент генподрядчиком стадиона была компания «Авант» (контракт расторгли в 2008 году. — Forbes). Потом концепт был изменен, и уже много лет спустя, в 2015 году, на этапе выбора компании по созданию основания под газон было два претендента: мы и словацкая фирма Engo. Нам в распоряжение уже предоставили готовую железную чашу. А металлические листы, как и все в природе, подвержены сужению-расширению. Из-за этого они начинают дребезжать.

В проект по указанным размерам (450 мм основания под слой травы) нужно было запихнуть несколько инженерных систем. Мы создали 3D-модель, в которой удалось разместить все технологии в сжатом пространстве. Если снизу перечислять, были следующие слои: защита для металлических листов, отвод конденсата, слой теплоизоляции. Только после этого шли слои основания: дренаж, система обогрева, полива, конструкционный слой основания. Кроме того, мы применили систему подпочвенной аэрации, а не обычные магистральные трубы диаметром 600 мм. Просто потому, что такие трубы в 450 мм основания никак не влезут.

И все конструкционные решения получили экспертное согласование с заключением. Нас проверяли на всех стадиях. И представители заказчика, и представители «Зенита», и приглашенные эксперты. Они подтверждали, что все хорошо и правильно. Работы, не связанные непосредственно с газоном, мы завершили приблизительно в июле 2016-го, к осени подросла трава.

Дальше, после подписания всех документов, мы, по идее, должны были стройку покинуть. Работы сделаны, объемы выполнены, экспертизы проведены, но принять у нас поле на баланс почему-то быстро не получилось. Из-за этого появилась необходимость его обслуживать, хотя обычно мы стараемся этого не делать. Наша компания специализируется на строительстве. А обслуживание — это отдельная тема. Одно дело поставить оборудование, а другое — вовремя менять на нем условные фильтры. На рынке есть службы эксплуатации, а у каждого стадиона — особые условия, которые требуют наличия агронома на местах. Но в итоге «Бамард» обслуживал поле до конца 2016 года, пока оно не ушло в «Зенит». И ушло, кстати, в нормальном состоянии, об этом есть заключение экспертизы».

Про вибрацию поля

«По вибрации есть исследование Института геофизики Санкт-Петербурга, которое даже не мы заказывали. Оказалось, что ее вызывает несущая металлоконструкция, а не системы под травяным покрытием. В 2015 году перед нами поставили задачу облегчить основание под газон, чтобы вытягивающие машины справлялись со своими задачами. Нам удалось уменьшить вес с 16 до 9 тысяч тонн. Если бы этого не произошло, то на арене пришлось бы дополнительно проектировать и применять воздушную подушку. Под поле должны были бы задувать воздух для снижения давления на колеса вытягивающих машин. Использование такой технологии обошлось бы в несколько миллионов евро, и от нее отказались», - отметил Кулиш. 

Незадолго до первой контрольной игры на «Крестовском» в СМИ появились фотографии испорченного газона арены. 11 апреля тогдашний гендиректор «Зенита» Максим Митрофанов заявил, что трава, засеянная и выращенная в прошлом году, умерла. Агроном клуба Константин Креминский, который отвечает за поле с начала нового года, в интервью РБК объяснил его ужасное состояние некачественной работой «Бамарда»: «Подрядчик, которого нанял город, плохо подготовил поле к зиме — никакой обработки средствами защиты растений сделано не было».

«Отсутствие плотного газона в Санкт-Петербурге я считаю следствием отсутствия правильного ухода. Нас по строительным вопросам дрючили на всех инстанциях, а дальше за покрытие отвечает человек с зарплатой 35 000 рублей.

У «Зенита» просто реально нет опыта эксплуатации подобных объектов. Поле закатили в феврале под закрытую крышу. После этого сделали скарификацию — это когда старую, отмершую траву вычищают специальными щетками — и выдернули всю корневую систему. Все, что мы видели весной — это взошедшие семена, которые были посеяны. Да, скарификацию надо делать, но в конце сезона, а не посередине зимы. На «Крестовском» же процедуру провели через четыре дня после перемещения поля под крышу. Грунт влажный, и в итоге вместе со старой травой вычистили все корни здорового газона. Плюс нехватка света и вентиляции из-за крыши. В таких условиях невозможно вырастить газон — на примере «Лужников» мы в этом давно убедились. Если давать человеку вместо кислорода что-то другое, последствия будут плачевными. Так и с травой.

Те же рекомендации — ухаживать за полем вне стадиона, чтобы обеспечить газону наиболее комфортные условия для роста, и перемещать его внутрь в самую последнюю очередь перед матчем — дали в своем заключении в сентябре 2016-го и эксперты STRI. Эта британская компания консультирует ФИФА по теме футбольных полей.

В мире всего четыре выкатных поля, и они постоянно находятся снаружи. Закатывают их только на время матчей. Вся агрономия идет снаружи. А если вы закатили поле в феврале, а в апреле только играете… Какое поле выдержит столько под крышей? Странно, что «Зенит» не поинтересовался у коллег из «Шальке», например, как они ухаживают за выкатным газоном. Учитывая общего титульного спонсора, это можно было организовать. Медиацентр, ради сооружения которого и закатили поле внутрь, надо было планировать в другом месте.

Уже этой весной нас пригласили помочь исправить ситуацию. И мы готовы за это взяться, ведь престиж компании на кону. Если сейчас уложить готовый газон, сделать прошивку синтетическими нитями для стабилизации грунта (как на большинстве современных полей), он еще успеет прижиться до Кубка конфедераций. Но я не понимаю, что будет дальше, кто будет за ним ухаживать до 2018 года. Опять нас виноватыми назовут? Мы в октябре сдали поле — оно находилось в прекрасном состоянии. Как его можно было довести до того, что мы видели в апреле?», - подчеркнул Алексей Кулиш. 

Про деньги и престиж

Главный инженер компании "Бамард" Алексей Кулиш:

«Нас многие отговаривали участвовать в тендере на сотрудничество с «Крестовским». Но мы пришли в проект еще в 2004 году, в какой-то степени хотелось довести его до конца. Плюс момент престижа. Хотя имей мы нынешний опыт, думаю, не пошли бы туда. Но я вообще не представляю, кто мог бы осуществить этот проект. Engo? У них уже был опыт сотрудничества с Казанью — там ими остались недовольны и позвали нас.

Мы не отвечали за то, как газон уходил в зиму, как выходил из нее, последние акты сдачи-приемки работ по уходу за полем датированы декабрем 2016-го. Но поскольку у нашей компании, наверное, слабая составляющая работы с прессой, мне даже друзья начали звонить с вопросами, что мы там наделали.

Претензии со стороны агрономов «Зенита»? Они участвовали на всех стадиях работ. Мы предложили концепт, сделали рабочую документацию. Они согласовали, менять ничего не просили. Главным требованием было сделать систему газона, как на «Петровском». Вот я много слышал об увеличении сметы стадиона в Санкт-Петербурге. Но по факту, как была одна сумма заложена в наш контракт, так мы в ее рамках и шли. Можно, наверное, заключать какие-то допконтракты. Но нам никто денег больше не давал.

По «Крестовскому» вообще сложная система платежей, и полный расчет за работу мы не получили. Примерно 50% от суммы отправлено на промежуточный счет, с которого снять ты их можешь только в случае подписания заказчиком всех документов. А все документы не подписаны до сих пор. Так что наш контракт до сих пор не закрыт. Я в какой-то степени понимаю заказчика: он не хочет отпускать контактное лицо, которое в курсе большинства особенностей чаши.

Но сотрудничество по «Крестовскому» можно назвать самым невыгодным. Топ-объекты — вообще неблагодарная работа. На маленькие стадионы ты пришел, сделал, подписал, ушел. А тут заказчик не знает, чего хочет и с чем столкнется дальше». 

Источник: Forbes