Риски подрядчика при исполнении договора строительного подряда

Не нужно долгих вступлений, чтобы признать, что проблем при выполнении договора строительного подряда у сторон невероятное множество. Заказчику все всегда кажется слишком дорого, подрядчик же, наоборот, считает, что ему недоплатили. При этом сроки часто срываются, а качество работ оставляет желать лучшего.

Редко когда удается реализовать проект, в котором сметная стоимость не изменялась бы на различных этапах строительства. Все это ведет к бесконечным судебным спорам со сложно структурированными доказательствами. Как следствие – разрушенные деловые отношения, недостроенные объекты, некачественное выполнение работ, обанкротившиеся подрядчики, проверки в компаниях заказчика и т. д. Почему это происходит и можно ли обезопасить исполнителя?

Самая жаркая тема – удорожание проекта и дополнительные работы

Главное правило здесь – это четкое согласие заказчика. Ни в коем случае нельзя с его молчаливого кивка, телефонного звонка или записки его главного инженера делать вывод о том, что выполнение таких увеличенных объемов или дополнительных работ согласовано и будет оплачено. Выполнить-то вы их можете, и он их даже может их принять, но вот если цена твердая, то оплачивать работу, выходящую за ее пределы, он не обязан.

Существенными условиями договора строительного подряда – то есть условиями, согласование которых свидетельствует о действительности договора, – являются определенный предмет договора (что строим), цена и сроки.

Как формируется цена? Цена может быть твердой: то есть все удорожание – это риски подрядчика, по принципу «играл – не угадал». Либо договор предусматривает способ определения цены – смету. И далее согласованные объемы за конкретные единичные расценки. Второй вариант, на мой взгляд, предпочтительнее. Выполнил, исполнительную документацию сдал, объемы подтвердил, акты и справки по форме КС-2, КС-3 составил – и вот она, сумма к оплате.

Тем не менее твердая цена нравится сторонам по разным причинам. Заказчику – тем, что, заложив сумму Х в бюджет проекта, он не будет обязан оплачивать возможные сверхрасходы, так как все это теперь риски подрядчика. Подрядчика же определение цены договора как твердой привлекает дополнительной прибылью в случае экономии. И напрасно!

Что понимается под экономией подрядчика? Заключен договор с конкретной твердой ценой. Заказчик выполнил и сдал работы на меньшую сумму (по актам). Качество всех устроило. Разница между твердой ценой и стоимостью выполненных работ по актам и есть подлежащая к выплате экономия подрядчика.

Практика по взысканию экономии подрядчика, конечно, неоднозначна, но все же суды при рассмотрении исков с подобными требованиями часто исходят из выполненных объемов и сметной стоимости строительства. То есть заказчик оплатит то, что, как принято говорить, «освоили». А разницу между выполнением и твердой ценой не выплатит. А если было, наоборот, удорожание, то суд скажет: есть твердая цена и больше нее заказчик платить не должен.

Хотя институт твердой цены преследовал вполне понятные интересы – удобство «договориться на берегу» – в российской действительности он действует по принципу двойных стандартов. Если удорожание, то это расходы и риски подрядчика. Но тогда в обратном случае подрядчики должны получать свою экономию. Но, как показывает практика, такие дела нечасто рассматриваются в их пользу.

Советы подрядчику и заказчику

Во-первых, разыгрывание лотов ПИР + СМР совместно (проектирование и строительно-монтажные работы, за рубежом это называется design and build) работает только при соблюдении порядка исполнения стадий строительства: сначала (что логично) проектировать, а потом уже строить. В нашей стране в лучшем случае это происходит одновременно. В худшем – наоборот.

Строительство спортивных объектов имеет свою безусловную специфику и характерные особенности. На стадии проектирования необходимо учесть, на какое количество спортсменов и зрителей рассчитано спортивное сооружение, определить основные направления движения людей внутри здания. Высокотехнологичное оборудование для спортивных арен диктует все новые условия по мощностям. Важно не просто построить объект, а выполнить работы качественно, чтобы он отвечал запрашиваемым потребностям. Ведь в дальнейшем его успешная эксплуатация будет зависеть от продуманных еще на этапе проектирования деталей.

Разыгрывая одним лотом проектирование и строительство, на мой взгляд, стороны обоюдно рискуют провалить заявленный проект. В совокупности причиной этого являются несколько факторов: желание заказчика разыграть такой лот побыстрее и желание подрядчика такой лот заполучить в надежде в дальнейшем договориться и увеличить стоимость контракта посредством подписания дополнительного соглашения.

Все мы понимаем, что строительство должно проходить несколько этапов. К сожалению, в нашей стране редко когда все происходит, как нужно, по правилам, с четким регламентом. В идеальном мире сначала идет стадия подписания договора, проектирование, проект производства работ, рабочая документация и непосредственное выполнение. На любых этапах, когда становится понятно, что ввиду каких-то неучтенных факторов стоимость строительства возрастает, подрядчик немедленно уведомляет об этом заказчика.

Если не удалось избежать конфликта интересов

Самое простое правило, о котором нужно помнить всем участникам договора строительного подряда, – каждый тезис вашей пламенной речи в суде должен быть подтвержден документально. Успех разрешения любого судебного дела – это в первую очередь адекватная оценка собственной доказательной базы.

Когда клиент выстраивает свою обывательскую позицию, то получается, что именно она всегда справедливая и единственно верная. Заказчик-обманщик заставил подписать договор на невыгодных условиях, обещая увеличение объемов в этом или следующих проектах. Проектировщики ошиблись – проект оказался нерабочим, пришлось переделывать и потеряли время. Выявлена потребность в производстве дополнительных работ. Фоном – просрочка и соответствующая неустойка, виновным в которой клиент себя не считает.

Обидно звучит, но кратко и эмоционально ключевую позицию законодательства и судов соответственно можно сформулировать в двух словах: сами виноваты!

Не согласны со стоимостью строительства – не надо подписываться на эти условия.

Выявили несоответствие проекта и невозможность его исполнения – сообщите немедленно.

Заказчик не реагирует? Направляем уведомление о приостановке производства работ.

Это, кстати, отдельная тема, заслуживающая особого внимания.

Поставить на паузу

Почему уведомление о приостановке производства работ так важно направлять? Есть понятие – просрочка кредитора. Например, при производстве работ на объекте подрядчик выявил обстоятельства, препятствующие их выполнению, и устранить эти препятствия должен заказчик. Подрядчик должен сообщить о таких обстоятельствах и обязательно приостановить работы, направив уведомление. Именно с этого момента течение срока выполнения работ приостанавливается до тех пор, пока заказчик не устранит заявленные препятствия. Запомните превосходную ассоциацию с исполнением такого действия – поставить на паузу.

А чаще происходит так: все выяснения отношений – устные, максимум – протоколы производственных совещаний, подписанные неустановленными или неуполномоченными лицами. Постарайтесь представить картину глазами судьи: просрочка два года, а уведомление не направлено. Подрядчик говорит о каких-то препятствиях, а доказательств того, что он поставил заказчика в известность, не предоставляет. А самое главное – работы не приостановил.

Суды очень формально трактуют любую переписку, в качестве которой подрядчик пытается предоставить разные письма как доказательство уведомления. Трактовка – слабая надежда. Поможет только четкая формулировка и уведомление. В противном случае помните: с каждым днем неустойка за просрочку выполнения работ растет. Это живые деньги. И очень часто заказчик в конце исполнения контракта может сделать следующее: примет работы, посчитает неустойку, в одностороннем порядке проведет взаимозачет и за вычетом этой суммы оплатит выполнение.

Почему подрядчики редко отправляют такое уведомление? Причины разные. И как ни странно, некомпетентность штатных юристов – наиболее частая из них. Дело в том, что по своей сути договор с крупным заказчиком является договором присоединения – take it or leave it («бери или уходи»). Мало того что правки в договор вносить – непозволительная роскошь, а уж отправить оформленное по всем правилам уведомление о приостановке производства работ (по сути, грамотное с правовой точки зрения действие) будет воспринято как личное оскорбление. Подрядчика и заказчика часто связывает взаимодействие в рамках нескольких договоров. И подрядчик, стараясь сохранить лояльное отношение заказчика и заполучить следующие объекты, не хочет ссориться с ним. Это действительность.

Совет простой: единственное возможное правовое основание для того, чтобы неустойка не начислялась, а просрочка остановилась, – это направление уведомления. Нет возможности отправить такое уведомление – пишите мягкие вежливые письма, опираясь на нормы гражданского кодекса в части регулирования отношений строительного подряда. Но, повторюсь, то, как судья истолкует такое письмо, – покажет конкретный процесс.

Подводя итог, отмечу следующее: говорить об обоюдной недобросовестности сторон можно бесконечно, но реализация и юридическое сопровождение исполнения любого такого контракта должны отвечать не только требованиям закона, но и реалиям – исполнимости такого договора.

Принимая на себя обязательства по договору, на которые приходится соглашаться с учетом российской действительности, бизнесменам и руководителям следует помнить: возможны споры, а значит, следует позаботиться о доказательствах, подтверждающих в будущем вашу позицию.

Будьте бдительны и реалистичны, оценивая собственные риски! 

 

© SportEngineering Все права защищены